Субота, 07.12.2019, 20:46
Ставище і Ставищенщина
Нове на сайті Головна Реєстрація Вхід
Вітаю Вас, Гість · RSS
Оновити Нові повідомлення · Особисті повідомлення Особисті повідомлення() · Відомості про учасників форумуУчасники · Читаємо правила форумуПравила форуму · Знайти на форуміПошук · Підписатися на отримання новинRSS · Тільки для VIP-користувачівПриватний форум ]
Модератор форуму: Viktor, Оксана  
Форум » Історія Ставищенщини » Історичні факти » Люди, история, времена (Известные имена)
Люди, история, времена
ViktorДата: Четвер, 04.09.2008, 13:11 | Повідомлення # 1
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Исторические факты об известных людях, которые родились, жили, были проездом в Ставищенском районе или внесли свою лепту в развитие и благополучие района.

Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Четвер, 12.09.2019, 14:32 | Повідомлення # 316
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Цитата Оксана ()
Учасники першої світової війни Красилівського повіту


Можно сюда поставить - http://stav.pp.ua/forum/38-153-1


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Четвер, 12.09.2019, 14:34 | Повідомлення # 317
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Продажа лошадей.


 
Источник: Gazeta sportowa, 8 сентября 1900
Прикріплення: 7745267.jpg(157.7 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Понеділок, 16.09.2019, 11:02 | Повідомлення # 318
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Указ Президії Верховної Ради УPCP від 7.3.1946 «Про збереження історичних найменувань та уточнення і впорядкування існуючих назв сільських рад і населених пунктів Київської області».

З метою збереження історичних найменувань та уточнення і впорядкування існуючих назв сільських Рад і населених пунктів Київської області надалі іменувати:

24. Ставищенський район
Село Янишівка іменувати село Іванівка і Янишівську сільську Раду – Іванівська.


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Середа, 18.09.2019, 11:18 | Повідомлення # 319
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Наверное, не многие знают, что в 100 лет назад, в начале XX-го века, в Ставище были теннисные площадки "Лаунд-теннис клуба". Гости графа Браницкого в летнее время проводили теннисные турниры.



"А сегодня днем я наблюдал за теннисистами. И вдруг я захотел сыграть, но не здесь – и даже не в Подкове с Эрвином и Яцеком Ревкевичем – а в Ставище с Толем [Ганицким], Янкой [Смольницкой], Ядзей [Ганицкой] и Янеком Свержинским. И снова этот потерянный мир появился так ярко. Все, все, каждая травинка, каждое дерево, каждый предмет мебели и эти очень любимые лица и все настроение молодежи: молодость!
И в то же время такое ужасное сожаление для всей части нашей потраченной впустую культуры. Хорошо, мы все еще живы, кто знает, что это было, какое имело и имеет значение. А потом? Никто не узнает, а это такой огромно, так важно.
Конечно, Запад также важен, но там нас забрали так резко, так жестоко. И мы не очень хорошо понимаем эти вещи сейчас. Ставище ..."

15 февраля 1961 г.
Ярослав Ивашкевич, Дневники 1956-1963 гг.


Ярослав Ивашкевич был вхож в разные дома, в том числе администратора имения Браницких в Ставище! Именно там она встретится с Ядвигой Ганицкой, о которой в 1939 году он напишет: "Великая любовь моей юности – прообраз многих женских фигур".

Ничто не связывает нас друг с другом и нигде не соединяет,
Ни за что в мире нельзя купить наше единство,
Каждый из нас идет своей дорогой к любви,
Я, как ленивая река, – ты, как ручей, мчишься.

Отрывок стихотворения Ивашкевича "Лето 1932".
Прикріплення: 3246764.jpg(9.0 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Неділя, 22.09.2019, 14:08 | Повідомлення # 320
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Куценко Григорий Петрович, родился в селе Ивановка Ставищенского района Киевской области, 5 января 1949 года. Украинский общественный деятель, публицист. Председатель Киевского общества политзаключенных и репрессированных.



В 15 лет уехал в Киев учиться в судостроительном ПТУ. После окончания ПТУ, работал на судостроительном заводе, жил в общежитии, окончил вечернюю школу.
1968 призван в армию, служил в ракетных войсках, направлен на годичные курсы политработников, которые закончил на «отлично». Экстерном сдал 18 экзаменов за полный курс военно-политического училища. В училище Куценко приняли в партию, присвоили звание лейтенанта и направили на службу кадровым военным в Московский военный округ.
6 августа 1984 года Григория Петровича арестовали, инкриминировав распространение книг А. Солженицына, А. Зиновьева, а так же дневниковых записей, черновиков писем в защиту А. Щаранского, Ю. Орлова и др. и за устные высказывания на политзанятиях, в частности, что Украина может существовать независимо от СССР.
Под следствием находился в Лефортовской тюрьме. Осужденный ВТ Московского ВО 15 февраля 1985, обв .: Ст. 70 ч. 1 УК РСФСР. Приговор: 4 года исправительно-трудового лагеря. Срок отбывал в Пермских лагерях. Указом ПВС СССР от 18.06.1987 срок заключения сокращен наполовину. Освобожден 12.01.1988. Реабилитирован 05.03.1992 Главной военной прокуратурой РФ.
Участник событий в Москве в августе 1991 года, на стороне демократических сил. Автор ряда публикаций в прессе на гуманитарные и правозащитные темы.
С 1991 года член Демократической партии Украины, с 1994 – председатель секретариата, заместитель председателя ДемПУ, с 2006 гг. – председатель Киевского общества политических узников и жертв репрессий.



Неоднократно принимал участие в «Соловецких паломничествах» в составе делегаций украинской общественности, с 2010 г. – организатор поездок украинской общественности к мемориалам жертвам политического террора в урочище Сандармох (Карелия) и на Соловки. Член правления общественной организации «Международное объединение «Соловецкий братство».
Умер в Киеве 16 сентября 2017 года.
Прикріплення: 9963317.jpg(164.5 Kb) · 7059092.jpg(353.2 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Понеділок, 30.09.2019, 13:22 | Повідомлення # 321
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(


Музыкальное произведение Альбина Корытинского для фортепьяно на стихи Богдана Залеского "Думка гетмана Косинского".

Hop, hop, cwałem koniu wrony,
Leć do pułków, do méj żony,
Dłużej chwilką Jeszcze tylko
Do Stawiszcz mi służ.

Widać, widać już Stawiszcze,
Wiatr w chorągiew miasta świszcze.
Daszka szyki, Grzmią w okrzyki;
Biją dzwony z wież.



РисунокЮлиуша Коссака

Прикріплення: 3370988.jpg(479.4 Kb) · 5871450.jpg(453.4 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Вівторок, 01.10.2019, 11:19 | Повідомлення # 322
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(


Из университета. П. Людвик Яновский, лектор Ягеллонского университета, уроженец Ставиша в Украине, вчера получил степень доктора философии в местном университете.

Газета Nowa reforma, 1909, № 552
Прикріплення: 0760034.jpg(122.5 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Субота, 05.10.2019, 21:58 | Повідомлення # 323
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(


Отдел отдыха Римско-Католического Благотворительного Общества, через нас просит всех, кто хочет любезно внести свой вклад к устройству «прогулок на Днепре», присутствовать на заседании оргкомитета, в офисе Благотворительного Общества (Малая Житомирская, 8) сегодня, в воскресенье, в 12 часов дня.
Приглашаются домохозяйки, домработницы, господа организаторы, комитет помощи, молодые люди, – к этой совместной работе, для хорошей цели. Отдел отдыха также информирует нашу общественность, что 5-го числа этого месяца уже отправили первую партию из 10 девушек на летний отдых в Мироновку, до господ Седлецких, где по сообщениям, дети испытывают родительский уход, заботливость и все удобства. Следующая партия из 12 девушек уезжает 12 мая до Ставищ, до господ Мазараки Генриха.

Газета Dziennik Kijówski, №104, 1909
Прикріплення: 4780921.jpg(177.8 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Понеділок, 07.10.2019, 11:14 | Повідомлення # 324
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(


Кжеш Юзеф пишет «Газета Львовская», художник из Кракова, вернулся из Украины, где он писал портреты графства Браницких из Ставищ и изучал народные типы, пребывает в нашем городе.

Газета “CZAS”, №286, 1886



Юзеф Феликс Менцина-Кжеш (Józef Feliks Męcina-Krzesz), 1860-1934 – польский художник-портретист.

В Ставище, по всей видимости, Менцина-Кжеш приезжал в конце 1866 года, из Парижа, куда он ездил учиться в школе Жана-Поля Лорана.
Из картин за 1886 год, я нашёл лишь одну – Czerkies (Черкес). Судя по названию, можно предположить, что картина нарисована в Украине, а значит, скорее всего, в Ставище.

Прикріплення: 7026299.jpg(231.0 Kb) · 5484024.jpg(91.3 Kb) · 1232288.jpg(213.4 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Четвер, 17.10.2019, 14:19 | Повідомлення # 325
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Ян Станислав Костка Гриневич (1791-1866)

Магистр философии, профессор латинского языка и литературы, он принадлежал к числу очень выдающихся мужей в области учителей в Вильнюсе. Он внес большой вклад в улучшение молодых людей в изучении древних языков. Он был одним из самых талантливых и актуальных учеников Готфрида Эрнеста Гродека; он считал, как и его преподаватель, и весь университетский авторитет, латинскую речь как основу образования, в которой нужно искать образцы вкуса, выразительности, силы и грации речи и письма. Он родился в 1791 году в Ставище Таращанского уезда, в имении Потоцких, где его отец был управляющим. Он посещал гимназию в Виннице, где были такие учителя, как Стычинский, Ульдынский, Ягелло и другие. С 15 сентября 1814 г. он изучал филологические науки в Вильнюсском университете. В 1818 году он получил степень кандидата и был назначен учителем древних языков в старших классах Вильнюсской гимназии. Он выполнял эти обязанности в течение одного года, потому что было установлено, что он мог бы с пользой занять место адъюнкта в университете.
Он читал лекции в течение 10 лет для римских классиков, объявляя некоторые из них для использования студентами. После смерти Гродека (1825 г.) он был назначен адъюнктом латинской литературы, а профессором стал Миних из Кракова. Когда последний умер в Вильнюсе в 1830 году, Гриневич оставался единственным представителем классической литературы, и в качестве доцента он читал лекции по языку и литературе, а также по римской античности и энциклопедии филологических наук до закрытия университета. После организации медицинской и духовной академии в Вильнюсе Гриневич был назначен профессором для них обоих.
Несмотря на противодействие министра внутренних дел, лекции на латинском языке были приняты, что было даже необходимо, потому что преподавались основные предметы латыни. Для студентов 1-го и 2-го курсов медицины он прочитал «Мемуары Цезаря о войне» и «Цельса» по медицине; читал на греческом с Лукана в соответствии с изданием Buttman. В духовной академии он читал лекции по римской литературе и греческому языку. После закрытия академии и перевода одного из них в Киев, другого в Санкт-Петербург, Гриневич остался в Вильнюсе и занимался переводом различных произведений исторического содержания с французского. Он закончил свою трудолюбивую и честную жизнь 10 декабря 1866 года, похороненный на кладбище Росса в Вильнюсе.

Источники:
1. Uniwersytet Wileński (1579-1831) т. 3, Kraków, 1899-1900
2. Kalendarz na rok 1899 Rzymsko-Katolickiego Towarzystwa Dobroczynności, Petersburg


Прикріплення: 3695359.jpg(376.6 Kb) · 2509252.jpg(164.4 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: П`ятниця, 18.10.2019, 14:36 | Повідомлення # 326
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Действительный статский советник И. Ф. Бакалинский

В фонде Челябинского губернского суда (ОГАЧО, ф. Р-93) найдена анкета Иосифа Фёдоровича Бакалинского, которая была заполнена 21 декабря 1923 года в процессе его устройства на временную работу делопроизводителем в суде. Эта анкета – единственный известный документ, который рассказывает, как после Февральской революции 1917 года сложилась судьба И.Ф. Бакалинского, действительного статского советника, председателя Челябинского уездного съезда земских начальников. И.Ф. Бакалинский был самым высокопоставленным царским чиновником в Челябинском уезде. В столь опасное для самодержавия время он по своему служебному положению мог возглавить силы контрреволюции в уезде с полумиллионным населением, к чему, однако, нисколько не стремился. Челябинский уездный съезд и его председатель до революции 1917 года имели судебную и административную власть, прежде всего над сельским населением. Председатель уездного съезда и земские начальники являлись активными проводниками столыпинской аграрной реформы. Накануне революции в Челябинском уезде проживало 320 тысяч крестьян, не считая казаков. Поскольку в Оренбургской губернии отсутствовали уездные предводители дворянства, то на должности председателей уездных съездов назначались не местные помещики, а профессиональные чиновники, такие, как Иосиф Федорович Бакалинский.
В анкете указано, что И.Ф. Бакалинский родился в декабре 1872 года в местечке Ставище Таращанского уезда Киевской губернии. После окончания полного курса гимназии он поступил на физико-математический факультет Киевского университета, однако окончил полностью только четыре семестра. По словам И.Ф. Бакалинского он имел тридцатилетний стаж работы в судебных учреждениях Российской империи. Известно, что в начале XX века он занимал должность председателя Верхнеуральского уездного съезда. В 1909 году его перевели в более значительный Челябинский уезд. В результате революции его карьерное и материальное положение резко пошатнулось. При Временном правительстве действительный статский советник И.Ф. Бакалинский начинает «службу по кожевенной монополии», одновременно в течение нескольких месяцев служил в Челябинской городской управе. В сентябре 1919 года после изгнания из Челябинска войск Колчака и окончательного установления в городе советской власти он устраивается секретарём кооператива. В ходе сокращения штатов в Челябинском центральном рабочем кооперативе в ноябре 1923 года советского служащего, члена профсоюза служащих И.Ф. Бакалинского увольняют. В декабре 1923 года, по направлению Челябинской биржи труда, бывший генерал устраивается на временную работу делопроизводителем в суде. Однако в связи с выздоровлением постоянного служащего менее чем через месяц он вновь остаётся без работы.
В анкете Челябинского губернского суда много внимания уделяется политическим пристрастиям служащих. Бакалинский указал, что всегда оставался беспартийным. В революционных событиях он никакого участия не принимал, избрав тихую и малозаметную судьбу мелкого служащего. Не заявлял себя и сторонником марксизма. В графе «марксистская подготовка» с его слов записано: «читал, что попадалось под руки». И.Ф. Бакалинский постоянно проживал в Челябинске вместе с женой двумя взрослыми детьми и старой родственницей. Несмотря на резко понизившийся социальный статус, семья Бакалинских относительно спокойно пережила драматический период Гражданской войны, голода, белого и красного террора. Как впоследствии сложилась их судьба – неизвестно.

Источник: Объединённый государственный архив Челябинской области (https://archive74.ru).

В поисках информации о Иосифе Фёдоровиче, я наткнулся на “Воспоминания советского инженера (автобиографические заметки)”. Там я узнал, что отец И.Ф. Бакалинского работал учителем в Белой Церкви. Что Киевский университет Иосиф Фёдорович не закончил, так как был исключен за участие в студенческих волнениях и сослан в город Ядрин Казанской губернии. Его жена Анна Альфонсовна Бакалинская, в девичестве Осецимская, дочь помещика Альфонса Бонавентуровича Пэррота. Их дети: Гилярий и Анна.
И.Ф. Бакалинский очень любил цветы, в его большой квартире в Верхнеуральске было много ухоженных растений - пальмы, альпийские фиалки (душистый цикламен) и другие цветы, знакомые и родственники говорили, что растения у Бакалинских всегда «улыбаются».
Более подробно можно почитать в нижеприведённом источнике.

Источник: http://www.atolkachev.ru/tvorchestvo/remin/3849.html



Адрес - календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1912 год.



Анкета И.Ф. Бакалинского от 21 декабря 1923 года (ОГАЧО. Ф. Р-93. Оп. 2. Д. 42. Л. 3, 3 об., 4, 4 об.)



Заявление И.Ф. Бакалинского в Челябинский губернский суд о предоставлении службы в канцелярии суда от 18 ноября 1923 года (ОГАЧО. Ф. Р-93. Оп. 2. Д. 42. Л. 5)



Выписка из приказа по Челябинскому губернскому суду от 15 января 1924 года об увольнении Бакалинского И.Ф. с должности делопроизводителя (ОГАЧО. Ф. Р-93. Оп. 2. Д. 42. Л. 6)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Понеділок, 28.10.2019, 21:36 | Повідомлення # 327
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(


Журнал "Украинские уши", 1914, № 3-4

Раздел – Наши потери

Некролог о смерти Владислава Браницкого



12 квітня (1914) за новим стилем у місті Ніцца помер світлої пам'яті граф Браніцький, син світлої пам'яті графа Александра і Анни, уродженої Голинської, власник Ставищ під Білою Церквою, відомий в країні філантроп і громадянин з непростими заслугами. Серед кіл, у яких виріс, він становив один із небагатьох винятків - старанно уникав похвали, бридився підлабузництвом, був суворим до себе та поблажливим і чуйним до всіх, особливо до підвладних та нижчих за себе.
Любов до батьківської землі - як гарно написав про покійного шановний пан Роман Рогінський - він поєднував з любов'ю до душі українського народу. Він знав і відчував не лише красу свого краю, але також поезію його мови і барви народного вбрання. Тому він охоче послуговувався українською мовою, а козацька свита була його улюбленим вбранням.
Сьогодні народ цей, можливо, ще не усвідомлює великої втрати, яку він зазнав. Але з часом пам'ять про покійника з'явиться у його серці і піде, немов легенда про "доброго графа", від покоління до покоління.
Батьківщину свою, ослаблену бурею 63 року (польське повстання), своєю працею і господарюванням, за допомогою щиро відданих йому співробітників, він не лише врятував від погибелі, але довів до порядку і високої культури. Обороняючи її цілісність, щоб передати своїм дітям, він одночасно виконував свої громадські обов'язки (школа лікарня та багато іншого), і надавав щедру допомогу перш за все молоді, що навчалася. Тому сьогодні важко перерахувати всіх тих, що завдячують своїм вихованням та освітою світлої пам'яті графові Владиславу Браніцькому.
Останнім часом у нашій пресі розгорілася полеміка про аристократію. Якби серед наших магнатів було більше людей, подібних до світлої пам'яті Владислава Браніцького, то наступила б чудова гармонія між класами, що посідають маєтки та менш заможними колами.
Покійник залишив у невтамованому жалю достойну і люблячу дружину графиню Юлію, відому благородством своєї душі. Вона зможе уміло і з користю для рідного краю і надалі продовжувати справу свого світлої пам'яті чоловіка, в чому їй гідно допоможуть зяті і чотири заміжні дочки: княгиня Здзіслава Любомирська, графиня Генрикова Потоцька, графиня Юліушова Тарновська та графиня Та графиня Бенедиктова Тишкевич.
Смерть графа Владислава Браніцького є для громади на Русі великою втратою, вона викликала загальний жаль.

Перевод Владимира Гуртовенко.


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Субота, 02.11.2019, 20:37 | Повідомлення # 328
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(

Франтишек Равита-Гавронский (1845-1930)



Сто десять лет назад, в издании "Polski Kalendarz Maryanski na rok Panski 1909", был опубликован рассказ польского историка и писателя Франтишека Равита-Гавронского
"Старая сабля"

I

Пан Вышковский был бригадиром1 на Украине в последние дни Речи Посполитой.
У него был хутор возле Ставища, который до сих пор носит его фамилию, хотя никто даже не помнит, кто тот хутор так назвал и когда. В широкой степи, на краю яра, поросшего дубовым лесом, лежал хутор бригадира. Слева протянулись степи в направлении села Богатырки, затем достигавшие до Кривца, далее большая зеленая полоса Цецилии, через Озерную протянулась в сторону Белой Церкви и Насташки. Казаки уже успокоились, гуляли по степи только их бывшие друзья – Татары, но и они все реже заглядывали в Украину.
В молодом возрасте Вышковский служил при Мохорте2, а затем продолжал охранять степь.
Одного года, как-то уже поздней весной, в конце мая, стало известно, что кучка татар показалась на Чёрном шляху, от Попельни и Разбойной и обращённая в сторону Украины. Пан Вышковский пошёл по дороге, чтобы пересечь их путь. Но татары уже успели взять небольшой ясырь3 и направились обратно, когда пан Вышковский узнал об этом, обошел их, обремененных добычей, и напал на отдыхавших ночью в Казачьей долине, недалеко от Кодыма, и ясырь отобрал. Мало кто из татарской кучи вернулся домой. Напав внезапно, после короткой стычки, разбежались, куда кого кони понесли.
Пан Вышковский ушёл с забранным ясырем в Ставище, оставляя заключенных по пути, где кого хотел.
Он возвращался домой, довольный поступком, счастливый, что освободил десятки людей от татарских оков. Он шёл ночью, чтобы вернуться домой раньше. Он ехал один, далеко впереди всех товарищей, и вместе с ним был только восемнадцатилетний подросток, казак Ива, симпатичный отрок, который молча следовал и играл на бандуре. Пан Вышковский любил послушать игру и пение, а Ивас играл хорошо и пел неплохо. В степи была тишина. Звезды сверкали. Тишина лишь иногда нарушалась голосом, похожим на музыкальный ритм, короткий, резкий, который, не оставляя эха, терялся, а ветер доносил запах травы и свежесть росы. Ивас пел вполголоса, повторяя на бандуре какую-то старую думу казака о трех братьях, убежавших из татарского плена через Азовские степи, по Муравскому шляху на Украину. Его пение было довольно похоже на стон, такое грустное, однообразное, жалостливое.
Они ехали долго, не разговаривая друг с другом. Издалека долетали только отголоски конских копыт, по степной дороге.
Наконец, пан Вышковский сказал:
– Что ты так жалобно поёшь?
Ивас остановился.
– Грустная казацкая история, простите ваше благородство, и грустная песня.
Они только что подошли к байрачнику4 степному.
Конь Вышковского фыркнул и насторожил уши. Всадник поправился на коне, сел в седле крепче, и рука невольно согнулась к рукояти сабли. Приостановив немного коня, прислушался.
– Что это?
Они оба стояли, прислушивались.
Из-за зарослей байрака шёл приглушенный человеческий стон.
Пан Вышковский недолго думал. Он спрыгнул с коня и подал Ивасу трензель5.
Старый дворянин в рваной одежде лежал под колючим терновником в дюжине шагов от дороги, его голова была повязана кровавой тряпкой. На лице пятна почерневшей, засохшей крови. Рядом с ним на траве лежала небольшая сабля в деревянных ножнах. Из-за тряпки, в которую голова была обернута, высовывались пучки серебристых волос. Старик тихо стонал.
– Что ты здесь делаешь? – спросил пан Вышковский.
Старик вздохнул и только успел произнести:
– Татары...
Пан Вышковский потянулся к фляге с выпивкой и прикоснулся рта старика, поднимая голову. Раненый проглотил несколько капель и упал на траву.
– Благословит вас Бог – сказал он едва слышным голосом, а затем добавил более тихо:
– Конец...
Вышковский стоял, не зная, что делать. Он видел, что перед ним умирающий.
Через мгновение старик сказал:
– Похорони меня у дороги и возьми саблю...
Сказав это, старик начал читать молитву. Он сосредоточил всю свою силу воли на этой последней молитве и явно сказал: «Отче наш», «Ангел господень», затем «Верю в Бога», и едва закончил последние слова, отдал свой дух Богу. Пан Вышковский, тронутый, стоя на коленях рядом с ним, отказавшись от всех молитв.
Он даже не узнал, как звали дворянина, чтобы рассказать о нём своей семье.
Как только он поднялся с колен, прибыла подмога. Подошли несколько товарищей, и нашли только остывший труп, а рядом с ним стоявшего пана Вышковского.
Он кратко рассказал, что случилось.
В конце сказал:
– Вера! похоронить старого!
Несколько человек слезло с лошадей, и яма была вырыта. Похороны были короткими.
Четверо солдат взяли окровавленного старика на руки и осторожно посадили его в вырытую яму, как ребенка в колыбель. Другие перекрестили его и яму засыпали.
В тишине ночи ни один человеческий голос не звучал. Было слышно только глухое падение земли на труп, и иногда сабля, ударив саблю, стонала. Звезды, глядя на эти похороны, искрились.
Потом зазвучал голос Вышковского:
– На молитву!
Десятки голов наклонились к земле и шепотом, но ясно, сказали слова:
– Ангел Господень возвестил Деве Марии...
Когда последние слова прозвучали, снова пришла команда:
– По коням!
Вышковский с прапорщиком отряда, старым седовласым дворянином из Богатырки, Залеским, ехали бок о бок. Было грустно обоим на сердце. Тяжёлая солдатская доля!
Неизвестному врагу грудь подставить, от неизвестной руки умереть, и неизвестно, где найти вечный покой.
– Может быть, это был последний убитый татарской рукой, – сказал прапорщик, – все меньше Татар...
Пока Вышковский разговаривал с прапорщиком, солдатская песня эхом разносилась по степи:
Идёт солдат бором, лесом,
Умирая с голоду иногда…
Прикріплення: 0479325.jpg(73.0 Kb) · 4434618.jpg(153.0 Kb) · 9774237.jpg(67.9 Kb)


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Субота, 02.11.2019, 20:43 | Повідомлення # 329
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Продолжение рассказа "Старая сабля"
II


Они вернулись домой. Хоругвь6 пошла к Ставищу на отдых, а Вышковский вернулся на свой хутор к жене и детям. Радость дома была великая, что вернулся живым и быстро.
Он рассказал своей матери и жене, что произошло в пути, и вспомнил старую саблю.
Слуга принес её ему. Вся семья собралась в комнате. Жена, дети, старая мать – все наклонились к Вышковскому, который держал изогнутую саблю в руке, в деревянных ножнах, очень грязных, скреплённых в нескольких местах железными застежками, на которых следы крови превратились в ржавчину. Ручка была небольшая, гладкая.
Вышковский молча смотрел на неё и головой кивал.
– Татарами пахнет ... – наконец сказал он.
Отошёл немного в сторону и вытащил из ножен.
Лязг, на который никто из присутствующих не обратил внимания, озадачил его.
– О! – воскликнул он с сильным удивлением.
И подошёл ближе к окну. За ним из любопытства двинулась вся семья.
Вышковский долго смотрел на неё молча, смотрел на свет, поворачивал во все стороны, своим исследованием только возбудив любопытство окружения, и наконец сказал:
– Есть надписи... возможно татарские или турецкие.
Все головы сразу наклонили к сабле, хотя никто в семье не знал ни турецкого или татарского письма, все с любопытством смотрели.
Вышковский, кивнув, сказал:
– Не для дерева этот клинок был выкован.
Жена до сих пор молчавшая сказала:
– Возьми его вместо своего для удачи.
Как будто в ответ на эти слова Вышковский повернул саблю остриём к земле, прислонил к полу и начал гнуть. Сабля извивалась как змея, отталкивалась от земли, гудела, выпрямлялась, и пан Вышковский, с любопытством знатока, снова сгибал и слушал её стоны, как музыку.
– Я отвезу ее к нашему Мустафе завтра – пусть он прочтёт эти каракули... Сказал он, осторожно вставив её в ножны.
На следующее утро он отвез её к Мустафе.
Старый турок, который в Ставищах табаком торговал и обучал жен для пашей в своём селамлике7, считался очень образованным человеком. Он взял из рук Вышковского саблю, отнёс её к свету, посмотрел, посмотрел, бородой кивнул и наконец спокойно сказал:
– Это, наверное, Аллах прочитает...
Вручая саблю Вышковскому, он добавил:
– Талисман...
На Украине каждый немного фаталист.
Мы слишком долго контактировали с мусульманским миром.
Пан Вышковский сразу отнёс саблю к оружейнику, заказал новые ножны, предоставил новую рукоять и взял саблю для себя.
Он пользовался ею в течение тридцати лет, ожидая, пока Аллах прочитает золочёную надпись на ней.
Каждый год ему приходилось сражаться в нескольких битвах – со степными бродягами, с кучами гайдамаков, которые не могли забыть о колиивщине, и, наконец, с татарами, которые все меньшими и меньшими войсками заглядывали в Украину. Он часто врывался в середину своих врагов, рубил их, и всегда ему везло. Он не получил и царапины. Рубя направо и налево, он слышал только крик рядом с ним и звон сабли. Из каждой схватки он выносил голову целой, но сабля была побита и изранена.
Наконец наступил год, в который и началась война.
Ему было приказано выдвинуть свою бригаду и присоединиться к командующему. Приказ есть приказ.
Прежде чем отправиться в поле, он снял с колка свою саблю, верного друга, и начал наблюдать за ней. Он долго поворачивал её влево и вправо, наклонился, посмотрел на зазубрины, дотронулся до них пальцами, измерил глубину, пробормотал что-то про себя, наконец тихим голосом сказал:
– Ты не пойдешь со мной любимая... Ты слишком стара... И ты не выдержишь, и меня не прикроешь...
Сказав это, он положил её в ножны и повесил над кроватью, и отправил оружейника в Ставище со своей молодецкой саблей для заточки и подготовки.
– Так надёжнее будет...
Прошло много времени с тех пор, когда ещё молодой пан Вышковский, возвращаясь с похода на татар, похоронил в степи старика. Время стёрло все воспоминания, все детали этой странной встречи, и подарок и похороны.
На следующий день он собирался отправиться через Украину и Подолье к Висле. Долгий путь! И уже более пяти крестиков с лишним насчитал. Он совсем не спал, хотя рано на рассвете должен был ехать. Лишь после вторых петухов он вздремнул и приснился странный сон.
Ему приснился этот старик, когда-то похороненный в степи. Никогда раньше он ему не снился. Он стоял перед ним живым, с большой седой бородой, с головой обмотанной кровавыми тряпками, в рваной одежде.
Вышковский ахнул во сне.
– Что ты здесь делаешь? – спросил немного испуганно, удивлённо. Старик молчал.
Ему снилось, что была ночь, такая же, как и та, в которую он его похоронил, звёзды искрились... глухое эхо шло по степи... пахло свежестью...
Смотрит на старика, и слезы, как горох из глаз текут.
Это было первым звонком для пробуждения. Вышковский вскочил на ноги. Он не знал, был ли это сон или реальность. Он перекрестился и посмотрел в окно. Было уже далеко за полночь. Открыл окно настежь и слушал пробуждение. Эхо его долетало издалека, смешанное с человеческим шумом, который струился среди ночной тишины.
Все в доме проснулись. Слуги начали оседлывать лошадей.
Прощание было коротким. Он должен был уехать пораньше, чтобы встретить первые ряды между Ставище и Озерной, и духа солдатского им добавить.
Он уехал с хутора только с адъютантом и неотступным Ивасом, который и усы пышные отрастил, и поседеть успел. Как раньше, так и сейчас, он ехал с бандурой за спиной и с саблей на боку.
Они ехали по Кривецкому лесу к дороге. Они медленно продвигались, останавливаясь и слушая эхо и шум Ставищ. Был слышен далекий шум и топот.
Уже хорошо рассвело, когда войска на глаз можно было распознать. Ивас взглянул на палаш8 господина Вышковского.
– А сабля где? – спросил.
– Изрублена она и постарела, – ответил Вышковский, – она бы уже не выдержала... оставил.
Ивас буркнул из-под его усов:
– Нехорошо... Пусть уже служила до конца...

* * *

Пан Вышковский долгое время не возвращался. Вестей о нём не было. Отголоски пришли только о том, что сражения с татарами были тяжелыми. На хуторе Вышковского, в старинной усадьбе, окружённой многовековыми дубами, был полно ожиданий и неопределённости. Летом как-то незадолго до сбора урожая, вся семья вечером сидела на крыльце. Девчата-подростки, быстро спрыгнули со скамей и побежали в поле. Прямо перед усадьбой золотело пшеничное поле, а далее бескрайняя степь стала бледно-зеленой от лета. Перепелки сзывали, дергачи кричали далеко, отголоски живой и полной жизни природы дрожали в воздухе.
Затем пани Вышковская беспокойно бросилась на скамейку и закричала:
– Иисус Мария! Что же такое!
Долетел до неё из комнаты мужа грохот и стук падающего на землю тела.
Она пошла посмотреть, что же это случилось. Едва войдя, увидела саблю, лежащую на земле. Упала сама, без какой-либо видимой причины. Увидев её внезапно побледнела. Грустное чувство охватило её. Она наклонилась вперёд, взяла саблю и положила её на стол.
Предчувствие не вводило её в заблуждение.
Именно в этот момент Татарин отрубил голову Вышковскому.
Аллах прочитал надпись на старой сабле:
– Я есть счастье.

______________________________________
Мои примечания:
1. Бригадир – военный чин в вооружённых силах государства в пехоте или коннице, выше полковника и ниже генерал-майора.
2. Поручик Симон Мохорт, самый старый солдат Польши, погиб в возрасте около 102 лет, в битве под Борушковцами.
3. Ясырь – пленные, которых захватывали турки и крымские татары во время набегов.
4. Байрачные леса – широколиственные леса, растущие по дну и склонам балок (байраков). Значительная часть байрачных лесов была уничтожена в XIX-XX веках во время освоения земли.
5. Трензель (удила) – приспособление для обуздывания лошади, деталь узды (уздечки).
6. Хоругвь или Хоронгвь – организационно-тактическая единица в средневековой Руси, Польше, ВКЛ, примерно соответствовавшее роте.
7. Селамлик – этим словом обозначают покои мужа, а точнее, место в турецком доме служащее для приема гостей.
8. Палаш – сочетание меча и сабли.


Перевод Хименко Виктора


Санкт-Петербург
 
ViktorДата: Неділя, 03.11.2019, 18:18 | Повідомлення # 330
Генерал-майор
Група: Адміністратор
Повідомлень: 1802
« 11 »
Країна: Російська Федерація
Статус: :-(
Gazeta Polska, №188, 20 sierpnia 1899

Прикріплення: 6284487.jpg(134.0 Kb)


Санкт-Петербург
 
Форум » Історія Ставищенщини » Історичні факти » Люди, история, времена (Известные имена)
Пошук:


Ставище © 2019